Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: grim tales (список заголовков)
23:21 

Grim Tales...



Спящая Красавица...


В городе "N" жил человек по имени Бальтазар Менкс. Появился он на свет в богатой дворянской семье, имевшей давнее родство с королевской династией. Без сомнений, родись он несколькими столетиями раньше, он бы блистал при королевском дворе, развлекался бы на балах, кружа головы юным дамам, да охотился бы в могучих лесах своего фамильного имения. Но ему суждено было родиться в наше время, когда монархия пала, титул себе может позволить любой нувориш, балы сменили рейвы, а девушки на них стали куда доступней, на месте былых лесов выросли города, в которых теперь велась совсем другая охота. Бальтазар был не только красив и статен, но и имел хорошее воспитание и образование. Девушки сходили по нему с ума, но он, как и положено молодому парню из богатой семьи, был еще тем повесой. Сколько разбитых девичьих сердец было на его счету, сколько было пролито слез, парень менял "возлюбленных", как перчатки, засвечиваясь в таблоидах то с одной красоткой то с другой. Наконец, его родителям надоело вытаскивать сына из разных передряг и они решили, что пора бы горе-отпрыску остепениться. Девушку ему выбрали под стать: скромницу и красавицу из не менее знатного рода. На удивление обоих семейств, встретившись, молодые люди полюбили друг друга, да так сильно, что свадьбу сыграли уже спустя пару недель.
Женившись Бальтазар изменился до неузнаваемости: пьянки и гулянки сменились на светские вечера в компании красавицы жены, бесшабашных друзей вытеснили деловые партнеры. Из богатенького прогульщика жизни он превратился в серьезного владельца финансовой фирмы. Дела его шли отлично: на фоне разразившегося в стране кризиса, его компания богатела с каждым днем. Многие из тех, кто брал займы в фирме Менкса, под залог своих домов и недвижимости, больше не могли вовремя выплачивать взносы. Они толпами шли в главный офис, умоляя об отсрочке, но всегда слышали один и тот же ответ "В отсрочке отказано". Бальтазар не знал жалости, в делах от был расчетлив и беспрекословен.
Однажды на пороге его офиса появилась женщина. Она выглядела неважно: бледное исхудавшее лицо, с темными кругами под покрасневшими припухшими глазами, тонкие потрескавшиеся губы, искусанные в кровь, редкие блеклые волосы, были небрежно убраны в пучок, со стороны она больше походила на старушку, чем на молодую женщину. Как и многие другие, она пришла просить об отсрочке. Ее пятнадцатилетний сын был тяжело болен и нуждался в серьезном лечении. Ради этого женщина заложила свой дом, но денег хватило ненадолго. Дом пришлось перезаложить снова, а потом грянул кризис и она лишилась работы. Сейчас мальчику необходима была срочная операция, а банк прислал документы об выселении несчастной. Женщина умоляла дать ей еще немного времени, но как и многие получила отказ. Спустя несколько дней ее сын скончался, не дожив до своего шестнадцатилетия всего пары дней. Обезумевшая мать прокляла Менкса и его будущее потомство. "Как моему ребенку не суждено было встретить свое шестнадцатилетие, так и твое дитя не отпразднует сей даты" - написала в письме Менксу убитая горем мать, а после покончила с собой. По странному стечению обстоятельств, в тот же день, Бальтазар узнал, что скоро станет отцом.
Спустя положенный срок в семье Менксов родилась здоровая девочка. И она так была прекрасна, что любой, кто видел ее хоть раз невольно не мог отвести от маленькой красавицы взгляда. Вьющиеся белокурые волосы, большие голубые глаза делали малышку похожей на ангела, спустившегося с небес. Девочку назвали Талией.
Шло время. Девочка росла. И чем старше она становилась, тем делалась еще более красивей. Но Талия обладала не только внешностью ангела, но и имела доброе и чуткое сердце. В отличии от своих богатых сверстников, которые думали только об развлечениях, девочка с юных лет занималась благотворительность­ю и общественными делами. Отец и мать во всем поддерживали любимую дочку. Даже Бальтазар, глядя на благодушие и сердечность своей юной дочери, стал добрее и отзывчевей к проблемам других. На время он забыл об страшном проклятье, но оно никуда не делось. И чем ближе становился день шестнадцатилетия Талии, тем мрачнее становился ее отец. Кошмары мучили его по ночам, как напоминание о грядущем несчастье. Что только не делал Бальтазар, чтобы уберечь свое дитя от страшного предречения, но никто и ничто не могло помочь ему в этом. Он почти перестал спать и есть, стал нервным и дерганным, срываясь на своих близких, в ожидании неизбежности. Бальтазар даже начал ходить на кладбище, на могилу проклявшей его женщины и ее сына, теперь он сидя на коленях молил о прощении, просил дать его любимой дочери еще хотя бы немного времени. Но все его мольбы были тщетны. Талия не могла не заметить изменения в поведении своего отца, и так как девочка была весьма не глупа, то решила разузнать в чем причина. Проследив за отцом до самого кладбища, она обнаружила его на коленях у одной из могил. Бальтазар был вынужден рассказать дочери правду, разумеется, скрыв часть про проклятие. Но Талия и так была настолько потрясена, узнав о том, каким бессердечным и жестоким был ее отец, что убежала в слезах прочь. До ее шестнадцатого дня рождения оставалось меньше недели.
Проплакав весь день в своей комнате, Талия решила хоть как-то исправить ошибки своего отца. Конечно, она прекрасно понимала, что помочь умершему мальчику и его матери она уже никогда не сможет, но ведь в их городе были и другие больные дети, чьи родители из последних сил боролись за их жизни. Большое сердце и невинная душа девочки не могли оставаться безучастными к страданиям других. И юная красавица придумала свой план, выложив в сеть видео, в котором она обращалась к своим родителям, родственникам, друзьям и всем тем, кто был приглашен на праздник, посвященный ее шестнадцатилетию. В своем послании Талия просила не покупать ей дорогих подарков, а те деньги, что гости собирались потратить на них, пожертвовать в открытый ею благотворительный фонд имени Колина Парка, того мальчика, который когда-то жил в их городе, но так и не встретил свой шестнадцатый день рождения. Ролик, в котором добросердечна девочка призвала приглашенных на свой праздник гостей, сделать ей единственный подарок - помочь собрать деньги, для больных детей, что бы каждый из них смог когда-нибудь отпраздновать свое шестнадцатилетие, произвел на людей неизгладимое впечатление. Каждый кто, посмотрел его, спешил сделать хоть небольшое пожертвование в фонд Парка. Талия была удивлена, такому количеству пожертвований от небезразличных людей. И безумно рада, что в мире еще осталась доброта и сострадание. Ее собственное шестнадцатилетие было уже завтра.
В особняке во всю шла подготовка к предстоящему торжеству, поэтому то никто и не заметил пропажи будущей именинницы. Талия ловко ускользнула из большого дома, сейчас больше похожего на проходной двор. В преддверии праздника ей хотелось побыть одной, подумать о том, что произошло в ее жизни за последнее время. Девочка купила букет розовых роз и направилась на кладбище, на могилу Колина и его мамы. Она не знала, зачем делает это, но чувствовала, что так будет правильно. Побыв некоторое время на кладбище, Талия уже собиралась уходить, но ее взгляд наткнулся на неухоженное захоронение с тремя надгробными плитами, что находилась недалеко от могилы Парков. Должно быть у похороненных там людей не было родственников в этом городе, поэтому эта могила поросла бурьяном и сорняками. Талия и сама не знала почему, но отчего-то ей вдруг захотелось привести в порядок это место. Девочка принялась вырывать сухой бурьян и сорняки, складывая их в кучку рядом.
- Что ты делаешь? - Спокойный мужской голос раздался за ее спиной, заставив невольно вздрогнуть от неожиданности. Талия обернулась, немного встревоженно посмотрев на стоящего перед ней незнакомца. Он был высок, худощав, и, как ей показалось, немного сутулился. Лица его девочка не рассмотрела: капюшон некогда белой, а сейчас серой грязной толстовки надежно скрывал его от любопытных глаз.
- Убираю, - Талия чуть печально улыбнулась, - это место мне показалось таким заброшенным, наверное сюда совсем никто не приходит. Вы знали их?
- Очень давно, - все так же спокойно ответил ей мужчина, - обычная семья, каких везде полно, любящие родители и два сына подростка.
- Что с ними случилось? - Девочка поднялась на ноги, отряхивая колени от налипшего на них сора.
- Уверен ты не раз и не два слышала эту историю, - хмыкнул незнакомец, - говорят их младший сын сошел с ума и прирезал своих родителей и старшего братца.
- Вы хотите сказать, что здесь похоронена семья Джеффри Вудса? - Талия удивленно посмотрела на мужчину и осторожно тонкими пальцами протерла поросшую мхом табличку с именем. - Маргарет Вудс. Я думала, что это всего лишь городская легенда.
- Не все истории правдивы, но есть и такие, - незнакомец скинул с головы капюшон, глядя на девочку безумным взглядом, - и некоторые из них настолько отвратительны, что лучше никогда не сталкиваться с ними.
Глаза Талии распахнулись от ужаса, она попятилась назад, в попытке убежать, но Джефф был куда быстрее и проворнее. Всего один единственный удар. Нож легко вошел в ее тело, заставив громко вскрикнуть от боли. Девочка молча посмотрела в глаза убийце и медленно осела на кучу, сложенного ею же сухого бурьяна.
Джефф медленно склонился над ее телом, внимательно рассматривая свою новую жертву. Она была так прекрасна, что Вудс невольно подумал, что убил ангела. Убийца коснулся ножом ее приоткрытых губ, но отчего-то так и не решился сделать надрез. Ее большие голубые глаза на бледном, обрамленным золотыми кудрями личике, были широко распахнуты, и она продолжала сверлить его взглядом. Но в нем не было ни страха, ни осуждения, ничего того, что он обычно видел в глазах своих жертв. Она смотрела на него так, как когда-то давно смотрела его мать - с теплотой и сожалением. Это было так давно, что он успел позабыть, что это такое. Джефф не смог выдержать этого взгляда. Бросив еще живую девочку умирать на кладбище, Вудс поспешил прочь, подальше от этого проклятого города.
Ее нашли спустя пару часов, еле дышащую, но все же живую. Врачи делали все, что могли, но девочка была настолько слаба, что никто не верил, что она выживет. Но вопреки всем прогнозам Талия осталась жива, ее доброе сердце смягчило проклятие, хоть и полностью не лишило его силы. Врачам удалось буквально вернуть с того света юную красавицу, но последствием полученной травмы стал летаргический сон. Со стороны казалось, что она мертва: ее кожа была бледна и холодна, дыхание ее было настолько слабым, что заметить его без специальных приборов было невозможно. Бальтазар впал в отчаяние, он не мог видеть свою единственную дочь в подобном состоянии, но даже самые лучшие доктора и целители в мире не могли разбудить девочку. Никто не знал сколько продлится это состояние, когда она проснется, да и проснется ли вообще. Науке был известен случай, когда мужчина находился в состоянии летаргического сна 22 года.
Шло время. Красавица все спала. Родители ее не смогли смириться с болезнью дочери, находиться с ней в одном доме было пыткой для них, и вскоре после того, как девочку позволили забрать домой, Бальтазар нанял ей хорошую сиделку, а сам с женой переехал в другой город. А через некоторое время после переезда, чета Менсов узнала, что у них будет прибавление, и мысли о спящей дочери отошли на второй план. С того самого времени прошло пять долгих лет...

В городе было неспокойно. Ночью в одном из районов произошло жестокое убийство. И хоть полиция тщательно скрывала подробности произошедшего преступления, по городу поползли слухи о возвращении Джеффри Вудса, более известного как Убийца Джефф. Этот ужасный человек много раз возвращался на место своих первых убийств, наводя на жителей городка настоящий ужас. Несмотря на то, что полиция устраивала засады на могиле его семьи и в их бывшем доме, Вудсу всегда каким-то волшебным образом удавалось скрыться, оставляя после себя еще несколько трупов. Никто не знал, когда он объявится снова, но в том, что это произойдет жители городка никогда не сомневались. Он возвращался всегда.
Джефф стоял у могил родителей и брата. Несмотря на то, что надгробия так заросли бурьяном, что их практически не было видно, Вудс прекрасно помнил место их погребения. Он не был здесь долгое время, с того самого момента, как столкнулся на этом самом месте с голубоглазой девчонкой. Джефф до сих пор помнил ее лицо, юное и прекрасное. Как бы он хотел забыть его, стереть из памяти раз и навсегда, как это происходило с лицами других его жертв, но разум его отчего-то не спешил избавлять его от этих воспоминаний. Ее образ преследовал его, заставляя терять остатки здравомыслия. С того самого дня она почти каждую ночь снилась ему, а во сне она молча смотрела на него, и взгляд ее был полон боли и осуждения. Каждый раз он пытался убить ее, но по мере его приближения, она становилась все дальше и дальше. Бывали дни, когда он настигал ее в своих снах, но красавица только печально улыбалась, растворяясь в его руках розоватой дымкой. Он ненавидел ее взгляд, ненавидел ее улыбку, ненавидел ее саму, но в тоже время, каждый раз засыпая, он отчего-то страстно желал увидеть ее снова. Он часто думал о том, что в тот момент, когда его нож пронзил ее беззащитное тело в нем что-то изменилось. Убийства перестали доставлять ему прежнее удовлетворение, и теперь он убивал скорее от скуки, а не ради удовольствия.
Скрываясь от проезжающего мимо полицейского автомобиля, Джефф ловко перепрыгнул через забор, угодив прямо в заросли дикого шиповника. Настроение у него и без того было отвратительное, а после встречи с колючим кустарником и вовсе опустилось ниже некуда. Темнело. И в сумерках заросший неухоженный сад, казался еще более мрачным и заброшенным. Убийца с трудом пробрался через разросшиеся кусты шиповника, в которые видимо превратились некогда растущие тут розы и остановился в нескольких метрах от старого особняка. Несмотря на достаточно ранее время почти за всеми окнами дома царила непроглядная темнота. Тусклым светом светилось лишь одно единственное окно на втором этаже. Но Джеффри это было только на руку. Он сильно устал с дороги и сейчас ему хотелось завалиться в каком-нибудь теплом укромном месте и немного поспать, прежде чем он отправится на очередную ночную охоту. Старый, практически пустующий особняк, некоторые комнаты которого не открывались годами, показался Вудсу отличным местом для временного пристанища. Прежде чем начать свой подъем до ближайшего балкона, Джефф убедился в надежности прикрепленной к стене шпалеры, несколько раз дернув за нее. И только после этого ловко закарабкался по решетке наверх. Защелка на балконной двери не доставила ему особых хлопот. Проникну в дом, убийца внимательно осмотрелся. Комната в которой он оказался, когда-то , видимо, была предусмотрена для гостей, но судя по ее виду, ею давно никто не пользовался. Вся мебель была прикрыта белыми полотнами, на которых уже собрался приличный слой пыли. Пыль и спертый воздух мало пугали Джеффа, многие места в которых ему приходилось ночевать были в сотни, а то и в тысячи раз хуже этого. Убедившись в том, что никто не вломится к нему, пока он будет отдыхать, Джефф сбросил на пол пыльное полотно, прикрывающее кровать, подняв при этом облако пыли и удобно расположился на большой двуспальной кровати. Но отчего-то спать ему совершенно расхотелось, немного поворочавшись в мягкой постели, Вудс все таки задремал.
Ему снова снилась она. Бегущая босая по зеленой траве, с развивающимися на ветру золотыми кудрями. Он пытался поймать ее, но она каждый раз ускользала из его рук, смеясь и дразня его.
В коридоре тихо хлопнула дверь, заставив убийцу пробудиться от тревожного сна. Потянувшись, Джефф поднялся с кровати. Глаза его неприятно горели от недосыпания и попавшей в них пыли. За то время, что он спал на улице окончательно стемнело, а это значило, что ему можно было отправляться на поиски новой жертвы. Накинув на голову капюшон, Джефф сунул нож обратно в карман, и вышел на балкон. Прохладный ночной воздух приятно освежал, приводя мысли убийцы в порядок. Он уже приготовился спуститься по шпалере вниз, когда заметил, что находящееся рядом окно открыто. Ловко взобравшись на балюстраду, Джефф с силой оттолкнулся от перил и прыгнул вперед, зацепившись руками за сандрик. Несколько раз качнувшись, мужчина проворно юркнул в комнату, тихо приземлившись на мягкий ковер. Комната, в которую он попал, явно принадлежала девочке-подростку: розовые обои, плюшевые мишки-зайчики на полках, картинки с милыми зверюшками на стенах и большая кровать, прикрытая полу-прозрачным балдахином. Джефф сунул руку в карман, уверенно обхватив тонкими пальцами рукоять ножа. И хотя пока он не собирался выдавать свое присутствие в особняке, но из мер предосторожности, предпочитал перестраховаться. Медленно отодвинув штору балдахина в сторону, он с удивлением уставился на лежавшую в кровати хозяйку комнаты. Он не мог не узнать ее. Конечно, за прошедшие пять лет она изменилась: подросла, превратившись из милой девочки в красавицу девушку, но без сомнений это была она. Светлые волосы золотистым ореолом обрамляли точеное бледное личико, делая ее больше похожей на фарфоровую куклу, чем на живого человека: белая кожа, лишенная всякого намека на жизнь, отсутствие видимого дыхания, она словно была мертва, но отчего-то тлен обошел ее тело стороной. Джефф осторожно коснулся ее руки, тут же отдергивая свою, словно обжегся об ее ледяную кожу. Он бы поклялся, что тело живого человека не может настолько холодным и если бы не показатели приборов, прикрепленных длинными проводами к ее телу, Джефф бы счел ее мертвой. Но даже в таком состоянии она была по-прежнему прекрасна. Убийца пригнулся, припав ухом к ее груди, пытаясь услышать ее сердцебиение, но оно билось настолько тихо и редко, что даже чуткий слух Вудса не уловил тихий стук. Он слышал о подобной болезни, но никогда раньше не сталкивался с ней. Джефф не без любопытства рассматривал спящую девушку, обычно от его взгляда люди просыпались, но ее сон был слишком крепок. Его пальцы осторожно коснулись ее щеки, скользнув вниз по нежной бархатной коже, и чуть приподняв ее лицо за подбородок, убийца приблизился к ее шее, жадно вдыхая сладкий аромат диких роз, исходящих от ее тела. В коридоре послышались шаги и Джеффу пришлось срочно ретироваться. Одним рывком он оказался у окна, и прежде чем дверь в комнату девушки открылась, впуская сиделку, убийца успел скрыться. Его присутствия в комнате осталось незамеченным. Девушка-сиделка проверила показатели спящей, и убедившись, что с ее пациенткой все нормально, закрыла окно и снова удалилась из комнаты. С того самого дня Джефф каждую ночь начал навещать спящую красавицу. Он мог несколько часов молча смотреть на ее умиротворенное лицо, словно пытаясь понять, что она сейчас чувствует, знает ли, что он здесь, монстр обрекший ее на подобное существование или она просто спит и видит сны. А потом он начал разговаривать с ней. Он не знал слышит ли она его, понимает ли, но почему-то ему хотелось верить, что это так. Эта удивительная девушка словно пленила его. Иногда ему хотелось полоснуть ее ножом, что бы убедиться, что в ее жилах все еще течет кровь, но каждый раз какое-то странное чувство останавливало его. Джефф стал просто одержим спящей девушкой, несколько раз он пробовал думать о чем-то другом, отвлечься, совершив дерзкую вылазку в город, но каждый раз его как магнитом тянуло обратно. Даже убивая, он думал только о том, чтобы скорее вернуться и снова увидеть ее лицо.
В эту ночь он снова проник в комнату девушки. В этот раз он был решительно настроен покончить со своей одержимостью. Он решил, что если ее красота имеет такую власть над ним, то возможно, если он лишит ее этой красоты, то сможет освободиться от ее чар. В последнее время он часто думал о том, что должен был убить ее раньше, и что ее образ так долго преследовал его, лишь потому, то он не завершил свою работу. Сунув руку в карман, Джефф привычно обхватил рукоять ножа, быстро вытаскивая его. В первые за долгое время убийца колебался: с одной стороны, желание избавиться от этого наваждения было невероятно сильно, но с другой - он совершенно не хотел причинять ей боль. Из раздумий его вывел шум, доносящийся из коридора. Громкий смех и тяжелые шаги быстро приближались к двери, поэтому убийце ничего не оставалось, как спрятаться под большой кроватью. Лежа в своем пыльном укрытии, Джефф наблюдал за тем, как открылась дверь, и в комнату вошли два неизвестных мужчины, втащившие за собой слабо сопротивляющуюся женщину.
- А вот и обитель спящей принцессы, - рассмеялся один из парней, и быстро приблизившись к кровати, резко дернул в сторону балдахин, с такой силой, что несколько крючков удерживающих покров отлетели в стороны и тюль струясь упала на пол. Парень довольно присвистнул, - а она действительно ничего.
- Пожалуйста, не трогайте ее, - сквозь всхлипы взмолилась женщина, за что тут же получила звонкую оплеуху.
- Заткнись, а то мы сейчас тебе быстро личико подправим, - державший ее в это время мужчина вынул нож-бабочку, приставив его к лицу испуганной сиделки, - подумай хорошенько, готова ли ты сдохнуть из-за этой полудохлой куклы?
Джефф продолжал тихо лежать под кроватью, медленно закипая от ярости.
- Вот и умница, - продолжил стоявший рядом с сиделкой мужик, явно старший по возрасту из двоих, - не хотелось бы убивать тебя, как того старика дворецкого, так что сиди тихо, - он грубо швырнул женщину в угол, - мы с тобой позже закончим.
Рухнув на пол, женщина беспомощно забилась в угол. Ее заплаканное лицо было в крови, видимо ворвавшиеся в дом преступники не слишком церемонились с ней, не побрезговав применить грубую силу, чтобы добиться желаемого. Женщина была слишком напугана, чтобы предпринять хоть какие-то попытки сопротивления, она только тихо всхлипывала, ожидая своей дальнейшей участи. Пока не заметила притаившегося под кроватью убийцу. Джефф поглядел на нее своим безумным взглядом, коснувшись острием ножа своих губ, молча показывая женщине затихнуть. Без того испуганная женщина моментально стихла. Конечно, она узнала разыскиваемого по всем штатам серийного убийцу, внешность Джеффри Вудса трудно было спутать с какой-нибудь другой, а об его безумии и жестокости давно уже складывали городские легенды.
- А телка то хороша, - старший сдернул с девушки одеяло, с нескрываемым вожделением глядя на молодое тело, прикрытое сейчас лишь шелковой сорочкой, - жаль что коматозная.
- Она не в коме, а просто спит, - отозвался второй.
- Какая на хер разница, - ухмыльнулся его напарник, - такую трахнуть, все равно что труп отыметь, удовольствие для некрофила.
- О, ты ошибаешься, - тот, что был помоложе, довольно улыбнулся, проведя пальцами по шеи девушки, спускаясь к ее груди, - она все слышит и чувствует, только проснуться не может.
- Ну ты и извращенец...
- У меня с этой семейкой свои счеты, - заверил парень, - я хочу чтобы ее отец узнал, что значит потерять все, что для него дорого. И начну я с его милой принцессы.
- Я знал, что ты псих, но чтобы настолько, - хмыкнул мужчина, направившись обратно к сиделке, - что ж не будем тебе мешать, развлекайся, - схватив женщину за волосы он вынудил ее встать, - а мы пока тоже немного пошалим, правда крошка?
Девушка протестующе замычала, за что тут же получила удар под дых, заставивший ее упасть на пол.
- Помогите, - окровавленными губами прошептала она, с какой-то непонятной надеждой взглянув на Джеффа, прежде чем ее мучитель, снова не схватил ее за волосы, утаскивая из комнаты.
Оставшийся в комнате парень довольно усмехнулся.
- Я знаю, что ты слышишь меня, - он нагло провел рукой по бедру беспомощной девушки, - и я хочу, что бы ты знала, что во всем что сейчас происходит виноват твой папаша. Он лишил меня всего, а поплатишься за это ты. Когда-то у меня тоже была семья, любящие родители, а потом твой отец разорил их, у нас отобрали дом, отец начал пить, избивать меня и маму, пока в один прекрасный день не убил ее. Его посадили, а меня отправили в приют. Ты не знаешь, что там творят с тихими запуганными детьми, - голос его становился более похожим на шипение, - меня каждый день насиловали, а теперь ты ощутишь это все на себе.
Схватив за края сорочки, парень резко дернул их в стороны, с легкостью разрывая непрочную материю, с нескрываемым восторгом любуясь стройным девичьим телом. Он протянул руку, желая прикоснуться к груди девушки, но не успел. Одним быстрым движением руки Джефф перерезал сухожилия на обоих ногах парня, заставив того закричав от боли рухнуть на пол. Убийце хватило нескольких секунд, чтобы выбраться из своего укрытия, и оседлав брыкающуюся жертву, нанести ей с десяток колющих ударов в грудь. Парень хрипя и отхаркиваясь своею кровью, с ужасом смотрел на безумно улыбающегося своего убийцу, так до конца не понимая, что произошло. Его напарник ворвался в комнату спустя пару минут, но первая жертва Джеффа к тому мгновению уже была мертва и он готов был продолжить развлечение. Безумно расхохотавшись, Вудс поднялся на ноги, сверля диким взглядом пятившегося от него мужчину. Тот выхватил свой нож-бабочку, несколько раз рассекая им воздух перед собой, но Джеффа это только позабавило. Вытерев нож об рукав измазанной кровью толстовки, он направился прямо к несостоявшемуся насильнику. Мужчина в ужасе бросился бежать, но Джефф оказался куда быстрее и проворней, двумя мощными прыжками он догнал убегающую жертву, с силой опрокидывая его на пол, тут же несколько раз, словно обезумевши, ударяя его ножом в спину. Но мужик никак не хотел умирать, он еще несколько раз попытался сбросить с себя убийцу, прежде чем тот, схватив его за волосы, не оттянул его голову назад, одним махом перерезая его горло. Прижавшаяся к одной из дверей сиделка с ужасом наблюдала за всем происходящим, от страха боясь даже пошевелиться. Джеффри поднял голову, посмотрев на женщину пустыми глазами. Он медленно поднялся на ноги, но, вместо того, чтобы прикончить испуганную женщину, повернулся к ней спиной, направляясь обратно в комнату. Подхватив с пола одеяло, Вудс осторожно прикрыл им обнаженное тело девушки. Он понимал, что должен уходить, пока сиделка не вызвала копов, а это значило, что теперь он вряд ли когда-нибудь еще увидит ее. Он несколько секунд молча смотрел на ставшее уже родным лицо, а ведь если бы эти двое не помешали ему, она бы уже была мертва. Горько усмехнувшись, Джефф спрятал нож обратно в карман толстовки, и нависнув над лицом девушки осторожно поцеловал ее. Ощутив ее горячее дыхание на своих губах, парень слегка отстранился, тут же встретившись со слегка испуганным взглядом ее широко распахнутых глаз.
- С добрым утром, - продолжая нависать над телом девушки, улыбнулся Джефф. Вдалеке уже раздавался вой полицейских сирен, но Вудс не спешил уходить.
- Кто вы? - Девушка удивленно смотрела на него, словно ничего не помнила.
- Я вместо принца, - хмыкнул убийца, резко выпрямившись, от чего Талия невольно вздрогнула, сильнее прижимая к груди одеяло. Несколько полицейских машин уже затормозили возле дома, и Джефф понимал, что ему пора уходить, если он хочет выбраться из особняка живым, - мне пора, но я обязательно вернусь, и мы продолжим...
У самого окна убийца обернулся, однобоко усмехнувшись.
- И не пытайся сбежать, я все равно найду тебя.
Спустя несколько мгновений полицейские ворвались в комнату Талии, но убийцы к тому времени уже и след простыл. Копы снова упустили его, и только пробудившаяся от долгого сна красавица, знала наверняка, что Джефф обязательно вернется.

Взглянув на мирно посапывающих близнецов, мужчина закончил свой рассказ. Он ловко подхватил с пола упавшую куклу, и вложив игрушку в руки дочери, осторожно поцеловал ее в макушку. Поправив одеяла, он приглушил ночник, и вышел из детской, направляясь прямиком в гостиную. Ты свернувшись калачиком мирно посапывала на диване.
- Просыпайся, соня, - твой муж нежно, но требовательно поцеловал тебя, заставляя открыть глаза.
- Я кажется задремала, - сонно пробубнила ты, - а где двойняшки?
- Я их уложил, - не без гордости сообщил тебе Джефф, - осталось уложить в постель мою спящую красавицу.
- Ты снова рассказывал им свои кровавые сказки? - С наигранным возмущением посмотрела на мужа ты, - хочешь, чтобы им кошмары снились?
- Мои сказки ничем не хуже твоих, - Джеффри довольно усмехнулся.
- Да ну, - фыркнула ему в ответ ты, - твои сказки выдержит психика не каждого взрослого.
- Ну да, твой Пиноккио куда лучше, - рассмеялся твой муж, - после этой сказки близнецы попросили меня выстругать им братика или сестричку. Так что моя дорогая женущка, спать тебе теперь некогда, - Джефф ловко подхватил тебя на руки, направляясь в вашу с ним спальню, - придется всю ночь заниматься столярными работами.




@темы: Крипипаста, Grim Tales, Creepypasta

23:10 

Grim Tales...




Красная Шапочка...


В небольшом городке "N", что расположился у самого леса, жила женщина по имени Кейтрин Редс. Когда-то давно она переехала сюда со своим ныне покойным мужем в поисках лучшей жизни. Тогда они были молоды и полны надежд. Джордж Редс работал в местной шахте, а Кейтрин занималась домашним хозяйством и растила их прелестную дочурку Руби. Но однажды, на шахтах случился обвал, к сожалению, работающие в то время люди не успели покинуть свои места и были заживо погребены под тоннами горной породы. Спасатели делали все возможное, чтобы спасти оказавшихся в ловушке шахтеров, но когда им удалось добраться до людей, большинство уже были мертвы. Среди погибших оказался и Джордж. Кейтрин тяжело переживала утрату мужа, но ради дочери она нашла силы жить дальше. Малышке Руби тогда едва исполнилось пять лет. Одинокой женщине с маленьким ребенком на руках в любом месте было бы непросто, а уж в городке, где жили сплошные шахтеры да лесорубы, приходилось несладко вдвойне. На шахтах женщин не уважали, считая, что те не по праву забирают рабочие места у мужчин, а на вырубку слабый пол вообще не брали, разве что в местную столовую кухаркой. Денег, что зарабатывала Кейтрин едва хватало на то, чтобы сводить концы с концами, но молодая женщина не опустила руки. На компенсацию, полученную за смерть мужа, Кейт купила небольшую постройку в центре города, наняла специалистов, которые выложили внутри большую печь, и открыла маленькую пекарню. Слава об ее сдобных булочках и пирожках быстро разлетелась по округе. А уж какие она пекла пироги: с капустой, с яблоками, с брусникой, и конечно, фирменный - с печенью и почками. Жизнь Кейтрин постепенно начинала налаживаться. Пекарня приносила неплохой доход, и женщине уже не нужно было бояться, что им с дочкой придется голодать.
Шло время. Девочка взрослела, превратившись из озорной непоседы с двумя тоненькими косичками в настоящую красавицу. Миссис Редс очень гордилась своей дочерью. Руби не только закончила школу с лучшими оценками, но и была приглашена в одно из престижнейших учебных заведений страны. Однако девушка отказалась от выпавшего ей шанса. Тяжелый труд и невзгоды выпавшие на долю Кейтрин давали о себе знать, она уже не справлялась с пекарней в одиночку, и без помощи дочери не смогла бы продолжить работу. Руби это понимала и поэтому решила остаться с матерью.
Наступила осень и на улице заметно похолодало. Руби вышла во двор, слегка поежившись от холодного ветра. Вечернее небо заволокли тяжелые свинцовые тучи, готовые в любой момент пролиться на землю дождем. Девушка осмотрелась, обдумывая где лучше оставить термос с горячим чаем и сверток со свежим пирогом, угощение для таинственного Дровосека, как она прозвала неизвестного помощника. Ни Кейтрин ни Руби не знали, кем был этот человек. Просто однажды утром придя на работу, они обнаружили, что кто-то ночью порубил их дрова, сложив их в аккуратную поленницу. Следующим утром все повторилось. Дров на растопку печи нужно было много, Кейтрин приходилось вставать очень рано, чтобы самой наколоть их. На это уходило много сил и времени, ни того ни другого у женщины не было в избытке. А с появлением таинственного помощника, все изменилось. Кейти сначала оставляла немного денег, чтобы отблагодарить неизвестного, но тот отчего-то их не взял. И тогда женщина решила, оставлять каждый день термос с чаем и свежую выпечку. Такая оплата видимо пришлась по душе Дровосеку. Ни пирожков ни чая на утро не было. С тех самых пор, вот уже несколько месяцев, Руби и Кейтрин оставляли во дворе еду, а неизвестный взамен заготавливал для них дрова. Оставив угощение рядом с поленницей, Руби возвратилась в пекарню. Время было уже достаточно позднее, Кейтрин готовилась к закрытию.
- Милая, я знаю, что уже поздно, - устало улыбнувшись, женщина посмотрела на свою дочь, - но не могла бы ты отвести этот пирог миссис Грей. Она приболела и не смогла забрать его сама, а я здесь сама закончу.
- Разумеется, мамуль, - девушка улыбнулась в ответ матери, - не могу же я оставить больную старушку без пирога.
Руби достала из-под прилавка свой красный шлем, и прихватив сверток с пирогом, направилась к двери, обернувшись уже у самого выхода.
- Я завтра немного опоздаю. Хочу заехать в мастерскую, что-то в последнее время тормоза у велика барахлят.
- Давно пора выкинуть эту рухлядь, - Кейтрин покачала головой, - у нас есть кое-какие сбережения, давай купим тебе машину или хотя бы мотороллер.
- Что бы потом все мои деньги уходили на бензин? - Девушка усмехнулась, - ну уж нет, к тому же мне нравится мой велосипед, он помогает мне сжигать калории после всех этих пирожков.
Кейтрин знала, что спорить с дочерью бесполезно, поэтому только тепло улыбнулась.
- Будь осторожней в пути, и не вздумай срезать дорогу через парк, - вдогонку прокричала она, - и обязательно передай миссис Грей мои пожелания скорейшего выздоровления.
Дом миссис Грей находился в конце Уилсон стрит, почти у самой кромки леса. Попасть в эту часть города можно было разными путями, но самый короткий лежал через старый заросший парк. Когда-то это место было центральным местом развлечения, но денег на его благоустройство вечно не хватало и теперь он был больше похож на кусок леса, расположившегося посреди города. Днем здесь еще можно было встретить людей, но по ночам парк словно вымирал, даже молодые парочки, в поисках места уединения, обходили его стороной. Но тучи на небе сгущались, а Руби совсем не хотелось вымокнуть под холодным дождем, и девушка, не смотря на просьбу матери, свернула в темный парк. Она не боялась темноты, да и все тропинки в парке знала, чуть ли не наизусть, поэтому посчитала, что ничего страшного с ней случиться не может. Руби уверенно крутила педали, набирая скорость, желая поскорее отвести заказ, чтобы успеть домой на любимый сериал. В парке было темно, а мысли девушки были заняты всякой ерундой, поэтому она не сразу обратила внимание на лежавшее на дороге дерево, а когда она все же заметила преграду, то было уже поздно. Руби резко затормозила, но барахливший тормоз не сработал и велосипед продолжил свой путь, благополучно врезавшись в ствол. От удара девушка перекувырнулась через руль, кубарем скатившись в кювет, приземлившись прямо в терновый куст. С дорожки послышались быстрые приближающиеся шаги.
- Эй, - окликнул ее взволнованный мужской голос, - ты там жива?
Руби тихо выругалась, встреча в темном парке с незнакомцем не сулила ничего хорошего. Но и промолчать она не могла. Кто бы это ни был, он мог подумать, что девушка поранилась и спуститься вниз. Эта мысль Руби понравилась еще меньше.
- Я в порядке, - с неохотой отозвалась девушка, с трудом выбираясь из колючих кустов.
- Подожди, я спущусь к тебе, - мужчина явно не поверил неуверенным словам девушки и решил сам удостовериться в них.
- Не надо, я уже поднимаюсь, - заверила Руби, начав медленно карабкаться в горку. И через несколько мгновений, она буквально выползла из кустов на дорожку.
- Ты ранена? У тебя кровь, - незнакомец присел на корточки, рассматривая глубокий порез на ноге девушки, - надо перевязать чем-нибудь.
- Все в порядке, - повторила Руби, стараясь рассмотреть сидящего перед ней мужчину. Но в парке было темно, а капюшон его толстовки был так натянут на лицо, что даже при всем желании девушка не смогла бы разглядеть его. - Это всего лишь царапина.
- Вот возьми, - незнакомец выудил из кармана платок и протянул его Руби, - не бойся он чистый.
Девушка неуверенно приняла платок из рук парня. Несмотря на то, что он вел себя, как настоящий джентльмен, Руби все равно не оставляло чувство беспокойства.
- Позаботься о ноге, - видя нерешимость девушки, произнес мужчина, - а я пока попробую высвободить твоего железного друга.
Девушка присела на пенек, заматывая рану, попутно косо наблюдая, как незнакомец пытается вытащить, застрявший в ветвях велосипед. Когда наконец ему это удалось, он внимательно осмотрел двухколесный агрегат.
- Цепь слетела, - после осмотра он озвучил свой вердикт, - но это ерунда, я сейчас исправлю. А вот тормоза стоит починить, - вернув цепь на место, мужчина несколько раз прокрутил рукой педали, - если конечно тебе не нравится валяться в кювете.
- Да как-то не очень, - Руби понемногу приходила в себя и незнакомец уже не так сильно пугал ее, - как раз хотела отвести его в ремонт, да вот не успела.
- Молодым девушкам опасно по ночам ездить по темным паркам в одиночестве, - усмехнулся мужчина, от чего по телу девушки пробежали мурашки, - что ты здесь делала?
- Везла пирог для одной милой старушки, - честно призналась Руби, и тут же спохватившись, вскочила с пенька, - ПИРОГ!
Корзинка, прикрепленная к рулю, была пуста.
- Должно быть он выпал, когда я врезалась, - девушка принялась шарить в ветвях упавшего дерева, - мама меня убьет.
- Не волнуйся, сейчас мы его отыщем, - спокойным голосом заверил ее незнакомец, - не мог же он испариться.
Он тут же присоединился к поиску пропавшего свертка, и спустя буквально пару минут, тот был у него в руках.
- А вот и пропажа, - прежде чем отдать сверток Руби, мужчина повертел его в руках, внимательно изучив адрес на упаковке, - Уилсон стрит, 53. Это у самого леса.
- Да, дом миссис Грей, - кивнула Руби, возвращая пирог обратно в корзину, - спасибо за помощь, но меня и пирог очень ждут.
- Конечно, - незнакомец улыбнулся, - только я бы на твоем месте вернулся и проехал по Медисон, расстояние тоже, но куда безопаснее.
- Точно, Мэдисон, я совсем про нее забыла, - Руби улыбнулась в ответ незнакомцу, - еще раз спасибо...
- Джек.
- Руби, - девушка нерешительно пожала протянутую ей руку, - заходи как-нибудь к нам в пекарню, я отблагодарю тебя наивкуснейшим пирогом.
- Обязательно загляну, - заверил Джек, провожая взглядом отъезжающую девушку. И как только она скрылась из виду, парень ловко перепрыгнул через поваленное дерево, направляясь в мрачную глубь парка.

Когда Руби добралась до дома старушки, уже начинал моросить дождь. Припарковав велосипед у калитки, девушка сняла с головы шлем и повесила его на ручку. Забрав из корзинки пирог, Руби быстро пересекла дворик и уверенно постучала в дверь. Но ей никто не открыл. Еще немного подождав у двери, девушка постучала снова, в этот раз уже более настойчиво. Дверь тихо скрипнула и отворилась.
- Миссис Грей, - Руби неуверенно шагнула внутрь, громко позвав старушку, - Миссис Грей, с вами все в порядке?
Мама девушки предупреждала, что пожилая женщина заболела, и Руби начала волноваться, что с ней могло что-то случиться. Девушка осторожно прошла внутрь, на кухне горел свет, поэтому она первым делом пошла туда. На плите булькало жаркое, а значило, что старушка не могла куда-то уйти.
- Миссис Грей? - Руби еще громче позвала женщину, заглядывая в темную комнату.
- Руби, дорогая, - окликнула девушку старушка, - ох, я совсем замоталась и не слышала как ты пришла.
- Простите, я зашла без приглашения, - Руби чуть улыбнулась, - я постучала, но никто не вышел, а дверь оказалась открытой. Мама сказала, что вы приболели, я испугалась, не случилось ли что.
- Ох, милая, прости старую дуру, - Миссис Грей покачала головой, - должно быть я забыла закрыть ее. Из-за болезни я стала совсем рассеянной.
- Я привезла ваш пирог, - Руби протянула женщине сверток, - а так пожелания скорейшего выздоровления от моем мамы.
- Ох, твоя мама всегда была слишком добра, - махнула рукой старушка, - положи пирог на стол, а я пока за деньгами схожу. Негоже заставлять тебя ждать, когда на улице того и гляди разразится непогода.
- Конечно, - девушка вернулась на кухню и положила сверток на стол. Пока старушка копошилась в комнате в поисках кошелька, внимание Руби привлек толстый полосатый кот, лениво гоняющий по полу какой-то предмет.
- Привет , полосатик, - она присела на корточки, протянув руку к коту, но тот отреагировал весьма недружелюбно. Зашипев, кот отпрыгнул назад, выгнувшись дугой, оставив на полу свою "игрушку". К ужасу своему Руби, увидела, что кот все это время гонял по полу человеческий палец, судя по размеру с мужской ноги. Девушка вскрикнула и резко вскочила на ноги, но тут же получила сильный удар по затылку, заставивший ее потерять сознание.
- Мне очень жаль, милая, но ты увидела то, чего не должна была видеть, - старушка отложила в сторону сковороду, с печалью взглянув на лежавшую на полу девушку.

Руби с трудом открыла глаза, пытаясь понять, где находится. Каждое движение головы отдавало болью в затылке. Перед глазами все плыло. А от мерзкого запаха тухлятины, которым был пронизан спертый воздух, ее начинало тошнить. Когда к девушке вернулась способность нормально мыслить, она обнаружила, что находится в каком-то тускло-освещенном подвале, крепко привязанная к стулу. Несмотря на тусклый свет, девушка смогла осмотреться, приходя от увиденного в ужас: пол, стены с торчащими из них крюками, металлический стол, что стоял в углу были покрыты буроватыми пятнами, с виду похожими на запекшуюся кровь, в таких же пятнах и потеках была большая колода с торчащим из нее огромным колуном. На стене над столом висели разделочные ножи, различных размеров и форм, ножовка и небольшой топорик, предназначенные явно для разделывания туши, рядом стояли две больших бочки, одну их которых "мясник", видимо, использовал для хорошего мяса, а вторую для отходов. От одной мысли, о том, что происходило в этом жутком месте, Руби вырвало.
- Я вижу ты очнулась, - за спиной девушки раздался незнакомый мужской голос, заставив Руби вздрогнуть, - бабуля неплохо приложила тебя.
Руби несколько раз дернулась, пытаясь вырваться из своих пут, чем только вызвала издевательский смешок со стороны молодого человека.
- Я Вольф, - парень нарочно медленно обошел пленницу, остановившись прямо напротив нее, - разумеется, ты обо мне никогда не слышала.
Руби с нескрываемым ужасом смотрела в сторону незнакомца. Он был удивительно худым, словно скелет обтянутый бледной синеватой кожей, с редкими волосами на непропорционально большой голове. Лицо его было уродливо: огромные, практически круглые глаза, словно ввалившийся в череп нос, мощная челюсть с кривыми гнилыми зубами. Существо стоящее перед ней совсем не было похоже на человека.
- Кто ты? Или точнее что ты?
- Трудно поверить, но он человек, точно такой же, как я и ты, - пожилая женщина с трудом спустилась по каменной лестнице, - только ему не повезло при рождении.
Старушка подошла к парню, по-матерински погладив его по голове.
- Милый, тебе нужно избавиться от ее велосипеда, а мы пока тут побеседуем.
- Как скажешь, бабушка, - он широко улыбнулся, демонстрируя свои гнилые зубы, - только не начинай без меня.
- Конечно, милый, - заверила внука Миссис Грей, и дождавшись когда он уйдет, обратилась к Руби, - Вольф не плохой мальчик, чего не скажешь о его родителях. Я всегда мечтала иметь дитя, но бог не послал мне его.
- Может потому что вы монстр? - Руби гневно посмотрела на женщину, но та лишь хмыкнула.
- Ты ничего не знаешь об этом мире, дитя, но в том не твоя вина, - старушка поставила напротив девушки стул и присела, - ты росла в любви и достатке, и не знаешь какими жестокими бывают люди. Однажды зимой, я отправилась в лес за хворостом, и нашла там младенца, брошенного замерзать, лишь за то, что он родился не таким как другие. Ребенок был слаб и сильно обморожен, но мне удалось выходить его. Мы с мужем растили Вольфа, как собственного сына, которого у нас никогда не было. Но он был слишком болезненным. А потом случилось горе, и мой муж, так же как и твой отец оказался в шахте под завалом. Твоему отцу повезло, он погиб сразу, а мой старик и еще несколько шахтеров больше двух недель ждали спасения, умирая от жажды и голода. И тогда они приняли тяжелое решение, начав пожирать своих погибших товарищей. Это помогло им выжить. Их было трое, и они поклялись никогда не вспоминать об этом. Но вернувшись домой мой муж изменился, он уже не был тем человеком, за которого я когда-то вышла замуж. Жажда человеческой плоти обуревала им, по ночам он выискивал припозднившихся путников и заманивал их в ловушку. Когда я узнала правду, я была в ужасе, не меньшем, чем сейчас ты. Но я любила его. И я приняла его нового. Сначала он начал давать человечину Вольфу, я была против, но мальчик начал крепнуть на глазах, это было настоящим чудом и я сдалась. А со временем и я пристрастилась к человеческому мясу, оно давало мне силу, и один раз попробовав отказаться от этого было уже невозможно.
- Не надо мне ваших слезливых историй, - рыкнула Руби, - вы убийцы. Каннибалы...
- Я и не ждала, что ты поймешь, - горько усмехнулась старушка, медленно поднимаясь со стула, - мне жаль, что придется убить тебя. Ты хорошая девочка и твоя мать всегда была добра ко мне, но если кто-то узнает правду, мой мальчик пострадает, а он и так натерпелся от жизни.
- Не лицемерьте, - Руби продолжала сверлить пожилую женщину взглядом, - вы обвиняете людей в жестокости, а сами ни чем не лучше.
- Возможно ты и права, но свое всегда ближе чем чужое, - Миссис Грей замолчала, прислушиваясь к шагам наверху, - Вольф возвращается, а значит для тебя все скоро закончится. Не бойся, больно не будет.
Девушка отчаянно задергалась из стороны в сторону, но веревки надежно удерживали ее на месте.
- Не делайте этого, прошу вас, - по щекам Руби текли слезы, - вы ведь знаете меня с детства. Мама не выдержит этого.
- Поверь мне, милая, если бы я могла, я бы отпустила тебя...
- Вы можете!
- Нет. Просто прими это как должное.
Люк открылся и яркий свет ударил в глаза девушке, заставив ее зажмуриться. Сверху раздался шум, после чего вниз по лестнице кубарем скатилось тело, следом за которым на ступенях появился темный силуэт. Старушка вскрикнула, с ужасом глядя на лежавшее в неестественном положении тело Вольфа. Осознание того, что ее приемный внук погиб, пробудили в ней отчаяние и злость. Ослепленная яростью женщина, схватила лежащее на столе ружье и дважды выстрелила в непрошеного гостя, однако тот ловко увернулся, махом перескочив через перила, скрываясь в темном углу. Оглушенная выстрелом Руби, испуганно зажмурилась, и не видела, как неизвестный одним рывком бросился вперед, на ходу срывая с себя синюю маску, тут же впиваясь острыми клыками в горло схватившейся за нож старушки. Не ожидавшая подобного Миссис Грей, схватилась рукой за горло, из которого быстро хлестала кровь. Старушка с ужасом и непониманием взглянула в лицо своего убийцы, прежде чем ее тело безжизненно упало на пол. Сплюнув, парень вытер рукавом окровавленный рот. Он сделал несколько шагов назад, вцепившись рукой в металлический стол. Перед смертью старушка все же успела воспользоваться оружием, вонзив нож по самую рукоять в правый бок своего убийцы. Тихо выругавшись, парень закусил нижнюю губу и выдернул нож, чуть не рухнув на пол от боли. Красная кровь вперемешку с черной субстанцией полилась из свежей раны на грязный пол.
- Джек? - Руби попыталась оглянуться, но парень находился вне обзора ее видимости. - Джек, это ты?
Парень промолчал, он старался вести себя как можно тише, но его тяжелое дыхание выдавало его.
- Я знаю, что это ты, - не унималась девушка, беспомощно дергаясь в своих путах, - я узнала твой голос.
- Ты цела? - Восстановив дыхание, совершенно спокойно поинтересовался он, - прости, я немного опоздал.
- Что с Миссис Грей? - Перестав наконец вырываться, дрожащим голосом произнесла Руби.
- Она мертва, - взглянув на застывшее в ужасе лицо старушки, заверил Джек, - старая дура.
- Ты развяжешь меня? - Совсем тихо спросила девушка, словно сомневалась в этом.
- Подожди минутку, - Джек наспех перевязал рану найденным куском материи, после чего поднял с пола свою маску, надевая ее, - я перережу веревки, но ты должна кое что пообещать мне.
- Что? - Руби пыталась успокоиться, но у нее ничего не выходило.
- Ты сразу же поднимешься наверх и отправишься к соседям, от которых вызовешь полицию, - его голос раздался у самого уха девушки, заставив ее вздрогнуть, - и не оборачивайся. Договорились?
Руби молча закивала головой, тут же почувствовав, как ее путы ослабли.
- А теперь беги, - хмыкнул Джек, и девушка сразу же бросилась к лестнице, обойдя стороной лежащее внизу тело Вольфа, она быстро поднялась по ступенькам, обернувшись у самого выхода, чтобы взглянуть на лицо своего спасителя, но синяя маска надежно скрывала его личность. Незнакомец усмехнулся, крикнув ей вдогонку громкое "Бу", отчего Руби буквально выскочила из подвала.
Полиция приехала спустя каких-то двадцать минут. Руби все еще тряслась от пережитого, наотрез отказавшись возвращаться в дом каннибалов, она рассказала все полицейским и осталась ждать у патрульной машины, вместе с вышедшими на шум соседями старушки. Люди перешептывались до сих пор не веря, что их милая соседка оказалась людоедкой-убийцей. Как и рассказала девушка, полицейские нашли страшный подвал, ставший могилой неизвестному количеству людей, в подвале они обнаружили трупы хозяйки дома и ее приемного внука, а так же фрагменты тел, которые каннибалы хранили засолив в больших бочках. Даже видавшие многое копы, были шокированы увиденным. Неизвестного, спавшего девушку, обнаружить не удалось. Парень успел скрыться до приезда полиции, прихватив при этом почки убитых им людей, видимо в качестве трофея.
- Простите, мисс, - к Руби и полицейскому, которому она давала показания подошел мужчина в халате, видимо патологоанатом, - с тем человеком, который помог вам сбежать, было какое-то животное? Может собака?
Девушка отрицательно замахала головой.
- Вы уверены?
- Да, он был точно один, - заверила Руби, непонимающе глядя на мужчину.
- В чем дело, док? - Детектива тоже заинтересовали странные расспросы медработника.
- Я ничего не понимаю, - патологоанатом покачал головой, - с парнем все ясно, он свернул шею, упав с лестницы, а вот старушка скончалась от кровопотери. Ей перегрызли горло, судя по следам клыков, это какое-то животное, но эта милая леди говорит, что убийца был один.
- И могу еще сто раз это повторить, - Руби устало выдохнула, - он был совершенно один.
- Может он орудовал каким-то приспособлением? Или у него специальные протезы? - Предположил детектив, - я в одном фильме видел подобное.
- В фильмах ты много чего увидеть мог, - хмыкнул доктор, - экспертиза покажет.
- Руби! - Кейтрин с трудом пробралась сквозь столпившуюся толпу зевак, остановившись у полицейского заграждения, - там моя дочь.
- Мисс Редс, подпишите показания и пока вы можете идти, - детектив кивнул в сторону матери Руби, - мы вызовем вас в случае чего.
Девушка не читая, поставила роспись, тут же направляясь к матери. Кейтрин со слезами на глазах обняла свою дочь.
- Девочка моя, как ты? - Голос женщины дрожал от волнения.
- Я в порядке, - Руби натянуто улыбнулась, - поедем домой, не могу здесь больше находиться.

Ночью Руби так и не удалось уснуть. Только девушка закрывала глаза, как ей тут же являлись страшные картины каннибализма. Лишь под самое утро она смогла забыться тревожным сном. Кейтрин не стала будить дочь, решив, что той лучше сегодня побыть дома. Но, проснувшись, Руби не смогла находиться в одиночестве. Девушке чудились странные шорохи и шаги в пустом доме, поэтому она быстро собралась и направилась прямиком в пекарню. Уже у самого входа, Руби немного замешкалась. Внутри было много посетителей, видимо, узнавшие о ночном происшествии люди, желали узнать подробности из первых уст. Но сейчас девушке совсем не хотелось обсуждать случившееся. Незаметно проскользнув во дворик, Руби вздохнула с некоторым облегчением. Здесь было тихо и она чувствовала себя в безопасности. Окинув небольшой участок взглядом, девушка заметила, что оставленные ею вчера пирог и термос так и остались нетронутыми, что ее немного удивило. Дровосек раньше никогда не отказывался от угощения. Она сделала несколько шагов вперед, наступив небольшую лужицу черного вязкого вещества, отдаленно похожего на смолу. Только сейчас Руби заметила на земле небольшие капли, след из которых вел к сараю, в котором Редсы хранили старые вещи и пришедшую в негодность утварь. Девушка взволнованно осмотрелась, и вытащив из пенька топор, уверенно направилась к двери сарая. Замок оказался вскрыт, а на двери красовались четкие отпечатки руки. Руби приоткрыла дверь, всматриваясь в темное захламленное помещение. Она сильнее сжала в руках свое оружие и осторожно вошла внутрь, тут же щелкнув включателем. В сарае вспыхнул свет, толку от которого практически не было, так как он был настолько тусклым, что практически не освещал дальние углы помещения. Девушка неуверенно прошла дальше, внимательно осматриваясь по сторонам.
- Кто здесь? - Громко произнесла она, стараясь придать своему голосу больше уверенности, - предупреждаю, я вооружена.
Ответом ей была тишина. Выставив топор вперед, Руби резко заглянула за один из пыльных стеллажей. Но обнаружила лишь импровизированное место ночлега, хозяина которого видно не было. Осмотревшись, девушка заметила лежавшую на одном из ящиков черную толстовку, из-под которой торчал край уже знакомой ей синей маски. Не ожидавшая подобного Руби попятилась назад, наткнувшись спиной на подкравшегося сзади Джека. Одной рукой парень ловко закрыл ей рот, не давая закричать, второй же - перехватил топор, тут же вырывая его из рук девушки.
- Только не кричи, хорошо? - Его голос звучал привычно спокойно, но это еще больше испугало Руби. Она со всей своей силой, ударила стоявшего сзади парня локтем в бок, удачно попав по его ране, и воспользовавшись его замешательством, ловко высвободилась. Отпрыгнув в сторону, Руби схватила с полки первую попавшуюся вещь, выставляя ее перед собой в качестве оружия.
- Ты хочешь забить меня до смерти мухобойкой? - Усмехнулся Джек, откинув в сторону топор, что еще держал в руках, - видишь, я безоружен и не собираюсь причинять тебе вред.
- Что ты такое? - Прошипела Руби, все еще держа перед собою свое нелепое оружие. Серая кожа, черные глаза и острые зубы стоящего перед ней существа, ясно давали понять, что он не просто человек.
- Не надо смотреть на меня, как на невиданное чудовище, - хмыкнул Джек, - Существо, монстр, исчадие ада - как меня только не называли, за свою жизнь я уже привык к косым взглядам и невежеству окружающих. - Парень спокойно прошел мимо испуганной девушки, и подняв с коробки свои вещи, принялся одеваться, - знаешь, а та чокнутая старуха в чем-то была права, люди ненавидят и боятся всего, что отличается от них. Несмотря на все свое развитие в человеке все еще преобладают средневековые предрассудки.
Джек обернулся к девушке, пристально глядя в ее глаза.
- Я спас твою жизнь, а ты готова сдать меня на опыты, - он ударил пальцем по мухобойке, - если бы я хотел, то давно бы уже прикончил тебя, а эта вещица точно бы тебя не спасла.
Руби прекрасно понимала всю бредовость своего положения, но страх не давал ей опустить "оружие".
- Все это время ты жил здесь? - Девушка наконец смогла взять себя в руки и опустила мухобойку, - как я могла этого не заметить?
- Люди многого не замечают, - Джек накинул на голову капюшон, и поднял с коробки свою маску, - особенно если сами не хотят этого. Не поднимай шума, я уйду и ты больше никогда меня не увидишь.
- И куда ты пойдешь? - Руби отвела взгляд в сторону, не в силах выдержать взгляд черных глаз.
- Не знаю, что-нибудь придумаю, - заверил Джек, - я не пропаду.
- Тебя ранили из-за меня, - девушка поежилась, обхватив себя руками, - бесчеловечно выгонять тебя в таком состоянии на улицу. Можешь остаться здесь, пока не поправишься. Я никому не расскажу. Обещаю.
Джек только молча кивнул в ответ. Ему нравилось жить в этом месте, здесь он чувствовал себя словно дома, которого так давно лишился. Они еще не знали, сколько всего им еще предстоит пережить вместе, но уже тогда между ними зародилась некая связь, которая в будущем переросла в нечто большее.

Взглянув на мирно сопящих двойняшек, мужчина замолчал. Удивительно, но два сорванца сегодня уснули довольно быстро.
- И что это было? - Ты дала легкий подзатыльник своему мужу, взъерошив его густые волосы, - хочешь, чтобы нашим детям снились кошмары?
- Они у нас храбрые, все в мамочку, - улыбнулся Джек, наблюдая за тем, как ты заботливо поправляешь одеяла, надежней укрывая ваших детей.
- И что это за имя такое... Руби? - Выйдя из детской хмыкнула ты, одарив мужа насмешливым взглядом, за что тут же была прижата им к стене.
- Скажи спасибо, что не Красная шапочка, - рассмеялся Джек, жадно целуя твои губы, - хочешь я напялю чепчик, как у бабушки и буду поджидать тебя в постели?
Ты прыснула от смеха, представляя своего мужа в рюшатчатом чепце.
- Бабушка, бабушка, а почему у тебя такие большие уши? - Сквозь смех произнесла ты.
- Да у меня все большое, - усмехнулся тебе на ушко Джек, отчего по телу пробежала волна мурашек, - и моей милой Красной шапочке придется убедиться в этом лично.
Джек тут же ловко закинул тебя на плечо, довольно потащив тебя в вашу спальню.





@темы: Крипипаста, Grim Tales, Creepypasta

Без названия...

главная